Верховья реки Паши. Деревня Фальково

По мотивам Архива ЛСП

 

Действующие лица и исполнители:

Турист – организатор, штурман и т.п.

Катерина – бессменный укротитель железного чуда инженерной мысли (ВАЗ 2101). 

Максус – человек ответственный за все: палатку, лопату(ы), опрос местного населения, плюс инициатор разведочного землекопания (он же и воплощал) и т.д.

Мазай – эээээ…, в общем это я.

 

Сборы в эту дальнюю поездку (по крайней мере для меня) напоминали сборы по команде «Рота подъем. Тревога!». Двухдневное метание по магазинам все же дало свои результаты – спать было в чем и на чем, да и пакет с едой пришелся по вкусу не только нам, но и местной собачке. Единственные кто проигнорировал его, были полусонные ежики и сексуально озабоченные лягушки.

Дорога туда не отличалась обилием событий. Была контрольная закупка копченой рыбы – судака и терпуга около Волхова. Был ночной поиск бензоколонки в Тихвине. Но это мелочи. Немного пришлось попотеть вычисляя нужный нам поворот у деревни Ганьково. Атлас, производства 444 фабрики, гласил, что мы должны проехать эту деревню прямо по центру и потом свернуть на Шугозеро. Деревню, при свете, излучаемом только автомобильными фарами, мы не заметили. Но зато с удивлением заметили, что вместо асфальта под колесами лежит самый настоящий песок. Указатели направления на данной развилке отсутствовали. Хотя нет. Был указатель – Лесничество - на право. Мы, повинуясь здравому смыслу, решили, что песчаная дорога ведет просто к лесникам, а искомая деревня и развилка лежат дальше. Что и было проверено. Но на наше счастье асфальт и на этой дороге исчез через сто метров. Вернулись назад. Турист, запаренный этими дорогами и указателями, заявил: «Едем в лесничество для постановки его обитателей на слуховые органы, и выяснения местоположения искомой развилки». Поехали. Лесничество конечно было, но мы так и не поняли где, а дорога, опять покрывшись асфальтом, оказалась именно той что и надо. Возвращаясь обратно в Питер, мы осознали свои ошибки – деревня Ганьково присутствует, только дорога не перерезает ее, а оставляет в стороне, за деревьями. Песчаный же перекресток – следы неуемного посыпания дороги зимой, в результате чего асфальт оказался просто погребенным под слоем песка.

Миновав поселок Шугозеро и добравшись до речки Черной, было решено не искать приключений, а свернув с шоссе, воздать должное Морфею. Время явно этому способствовало – 1:40 ночи.

 

Точка № Л396-38-128

 

В качестве координатной точки при постановке палатки была принята опора ЛЭП. По причине всеобщей усталости ужин решили проигнорировать. Устали мы – трое мужиков, а что должна была чувствовать Катерина, доставившая наши тела за 300 верст от Питера практически не вставая из-за баранки?

Побудка для меня началась с охотничьей канонады. Как оказалось место нашей стоянки нравиться также и многочисленным охотникам. Дабы не будить остальных я пошел обозревать окрестности (поле, на котором мы стояли и р.Черную). Вставшее, и не по весеннему теплое солнце, искрило свежевыпавший иней на траве, и в тоже время ощутимо грело спину, позволяя обходиться без куртки. На лужах, оставшихся после паводка, лежал тонкий слой льда. Можно сказать, что спешно приобретенный спальник с честью выдержал испытания.

Вернувшись, я заметил прибавление в количестве проснувшихся. Быстро разобравшись с обязанностями, я с Максусом отправился за водой. Кате же досталась самая трудная задача – извлечь мирно похрапывающего Туриста из палатки и придать ему горизонтальное положение. Вернувшись с полными котелками мы с радостью обнаружили, что спящих в нашей среде не осталось.

Для разогрева примуса многоопытный Турист использовал спирт. Как показали дальнейшие события, спирт предназначался не только для примуса.

Ладно, хватит лирики, пора заниматься делом.

Проехав еще километр мы наконец достигли деревенских окраин. По правую сторону дороги чернели развалины гордо названные в атласе скотным двором. Чуть дальше был замечен деревообрабатывающий сарай, с прогибом кровли напоминающем спину верблюда. Еще дальше, на склонах, появились дома и развилка дороги. Влево поедешь – в Макарьино попадешь, прямо поедешь – в Фальково прибудешь. Нам в Фальково.

Первый же замеченный у развилки дедок, мирно коловший дрова у своего палисадника, моментально исчез в доме при появлении из машины Максуса. Пришлось ему совершить прогулку до более дальних объектов опроса. Как оказалось, сходил он не зря. Выработки были. Надо доехать до развалин каменного магазина, и свернув к почте найти дальнейший объект для опроса.

 

Дедка, пещеры в деревне е...

 

Как ни странно, но развалины оказались на месте. На месте оказалась и почта. И самое главное, за соседним забором возился еще один пенсионер со стажем. Так что бегать за крестьянами нам не пришлось. Задав стандартные вопросы, получили стандартные ответы: «Да, выработки были. Последний раз в них проникали до войны, сейчас все засыпано. Ходы тянулись до деревни. Что бы их найти, надо пройти туда (жест рукой) и не переходя луг, подойти к обрывистому берегу Паши. Про выработки на другом берегу, в Макарьино он ничего не знает». Дальнейшее повествование велось в том же духе. Идем по указанному направлению. Встреченная бабуля ошарашила нас другим ответом: «Ничего не слыхала и не знает».

Послушав эти рассказы, у меня из подсознания выплыла аббревиатура – ОЗС – Общество Запутывания Спелестологов. Очевидно любые местные старожилы тайно или явно являются активными членами этой мощной организации.

ОЗС - ОЗСом, а надо идти смотреть. Осмотр проводился сразу несколькими маршрутами: Турист низом, Максус по склону, Катя по верху, а я попеременно то спускаясь к воде, то вылезая по склону наверх. Собравшись вместе выносим приговор – приехали мы не зря, но вместо фонариков надо было брать лопаты.

Весь этот участок берега представляет собой заросший ольхой и кустами крутой склон. На нем заметны многочисленные следы человеческой (пескокопательной) деятельности, или размывающего действия воды. Скорее всего имеет место и то и другое. На верху, прямо у кромки обрыва, видны несколько возможно провальных воронок. Около некоторых заметен небольшой бруствер. Две заполнены водой. Сказать, что все они являются провалами, невозможно. Хотя пятьдесят лет и различные крестьянские вмешательства могли серьезно изменить их вид. Проверить их принадлежность можно только одним способом – вы знаете каким. Лопата в этом вам прямой помощник.

Собравшись на очередное совещание решаем: Катя и я едем в Шугозеро за недостающими продуктами питания – в основном жидкими, а Максус и Турист раздобыв лопаты начинают действовать.

Наша задача была с легкостью выполнена. Правда она стоила нам переломанного пополам заднего амортизатора и плавного убывания тормозной жидкости вместе с самими тормозами, но об этом мы узнали гораздо позже. В самом же Шугозере местные жители решили устроить субботник – около каждого дома лежала кучка мусора и неторопливо дымилась. Я уж грешным делом подумал, что жители, следуя одной из местных традиций, окуривают свои дома, дома соседей, стоянку у автовокзала и заодно весь окружающий пейзаж. Разыскивать магазин в этом тумане было бы непростым делом, но на наше счастье мы высмотрели магазин еще ночью.

 

Подготовка к заправке

 

 Хуже всего пришлось оставшимся. Лопату они достали с легкостью и даже получили приглашение на обед. Кроме того, они привели одну из бабулек к обрыву, и та дала точные координаты входа с погрешностью плюс/минус 50 метров. Ура! ОЗС действует! Хотя конечно они подумали нечто совершенно противоположное. После получения новых сведений они решили, что шило для них лучший друг и помощник. Я конечно видел человека который первый раз спустился в шахту и увидев как проходчики заливают в отбойные молотки для смазки солярку спросил: «Они что на солярке работают?». Но я никогда не думал, что лопаты, вернее их операторы, работают на спирту.

 

"Считайте, что меня здесь нет"

 

В общем, когда мы приехали, то увидели вполне понятную картину - заправка топливом для последующего копания. После этого Турист произнес историческую фразу: «Считайте, что меня здесь нет», и быстренько закрыл глаза. Поспать ему правда не удалось. Макс решительно взяв инструмент, переместил себя и Туриста (предварительно разбудив) к месту предполагаемого раскопа. Почему «переместил»? Да потому, что сказать «пошел» не позволяет совесть и правдивость нашего повествования. Очевидно холм, на котором мы находились, в очередной раз стали сотрясать геологические процессы. Земля стала крениться то вправо, то влево. Тропинка, по которой они перемещались, оказалась вдруг живой и решила выскользнуть из под их ног. Большого труда им стоило  укрощение сил разбушевавшейся природы.

 

Процесс пошел 

Раскоп номер раз

 

 Наивные Катя с Мазаем решили, что процесс пошел, и со спокойной совестью пошли к машине, что бы переставить ее на более подходящее место и заодно принести пакет с провизией.

 

А здесь оно лучше... спать 

Раскоп номер два

 

 Вернувшись, мы с изумлением обнаружили, что доблестные спелестологи в раскопе отсутствуют. Итак – где они? Впрочем проблема разрешилась быстро – они были в самом большом провале у края обрыва. На наш молчаливый вопрос Макс заявил, что там копать обломно и вообще через провал лучше. Турист же отвечал на эти слова мерным посапыванием, удобно устроившись рядом с отвалом из вынутой глины. Так как извлеченная порода не всегда летела по правильной траектории, то Турист медленно покрывался ее слоем - постепенно сам превращаясь в отвал.

 

Переход в состояние отвала

 

 Наконец, ближе к вечеру, среди кучи вынутой глины показалось шевеление. Турист открыл глаза, и сказал: «Сейчас я тоже начну копать». Вслед за этим он переместился из провала к запасам шила, и там принял очередное горизонтальное положение.

 

Копаем однако

 

 Конечно сидеть и смотреть как копает Макс было очень интересно и поучительно. Но совесть не позволяла мне находится в праздном время провождении. Результатом стал осмотр участка каньона Паши, и детальное изучение некоторых обнажений. Фотоаппарат тоже не был забыт.

 

- Пещеры есть, но глубже и затоплены...

 

Вот, наконец и Макс выбравшись из им же прокопанного шурфа, в совершенном изнеможении рухнул прямо у кромки провала. Двухсекундная пауза, и честно заработанный сон смежил веки. Что ему снится? Белый песок, наконец засверкавший под лопатой, или узкий, свежеоткопаный ход влекущий в неведомые дали? Но чтоб ему не снилось, а тревожить его мы не вправе.

Уходим на разведку дороги – хоть деревня и мирная, но оставлять в ней машину на ночь нет никакого желания. Дорога в принципе нашлась, и по ней даже можно проехать. Главное не уподобиться трактору и не ехать по его колее. Всего то пара сырых мест и все. Одно смущает – ночной дождик, и машину до асфальта мы банально толкаем. Ну не будем думать о грустном.

 

Дровяная юрта

 

Осмотр деревенских окрестностей выявил интересное сооружение – на одной из возвышенных точек холма, аккуратным образом была сложена юрта из дров. Издали она очень напоминала стоянку Чингизхана. Как показал дальнейший осмотр, дрова в этой деревне присутствовали везде – в огородах, дворах, на улицах и окраинах поля. Очевидно прав известный сатирик сказавший «Кто что охраняет, тот то и имеет». Хотя может я и не прав. Но в соседних деревнях такого обилия дров не замечалось.

Перегнав машину к месту предполагаемой ночевки, мы с удивлением обнаружили оживление около провала. Оказывается Максус и Турист уже не спят. Перетащив все разбросанное имущество к одной точке – точке стоянки, мы приступаем к разведению костра и растапаливанию примуса. Вот наконец и ужин. Чтобы возместить отсутствие обеда, мы не задумываясь вбухиваем в макароны, вместо одной, положенной, банки тушенки, две. Это просто праздник! Хотя имел место, и небольшой казус с чаем. Неоднократно опрокинув кастрюлю с этим благородным напитком, мы в итоге получили на два пальца черной жидкости с немереным количеством заварки на дне. За новой водой слезать с тридцатиметрового обрыва никому не хотелось. Ладно, обошлись и этим.

После чая последовала несколько заморочная загрузка Туриста в палатку, а затем неторопливые речи у догорающего костра. На часах 23:30 - в пионерском лагере отбой.

Бедный Макс. Если в первую ночь ему пришлось выслушивать только храп Туриста, то в эту ночь звуковое сопровождение было поставлено на уровне. Слева храпел Турист, справа занимался тем же Мазай. Со стороны обрыва доносился шум воды. Периодически ночную тишину разрывал лай «нашей» собаки. К этому надо прибавить еще и урчание лягушек, шорох ветра, и скрип деревьев. Каково?

 

Сплошные ежики

 

 Кстати о собаке. Еще при первом заходе в деревню к нам пристроилась местная собачка. Толи скучно ей было, толи знает она, что туристы обязательно накормят ее чем-нибудь вкусным. В общем эта собака провела с нами все время пока мы там находились. В благодарность за несколько кусочков колбасы она ревностно несла службу. Служба эта заключалась в многочасовом облаивании ежиков, коих там великое множество. Ежики же очевидно привыкшие к такому обращению совершенно ее игнорировали. Хотя возможно они просто глухие. Короче этот многочасовой «гав» действовал только на нас. Мы надеялись, что хоть ночью она успокоится – фигвам. Посреди ночи раздавалось то злобное рычание, то оглушительный лай. В очередной раз проснувшись от ее гавканья, я подумал: «Все хана, ежики наступают». Самое интересное, что утром выбравшись из палатки мы обнаружили в двух метрах от нее поставленную коровью челюсть. Я не ошибся, именно поставленную – зубами к верху. Очевидно собачка подарила это нам на завтрак. Спасибо!

За всю Субботу, а также за ночное дежурство она догавкалась до такой степени, что в Воскресенье гавкнув пару раз ей приходилось заливалась безостановочным кашлем. Да, нелегкая это работа - службу нести. Впрочем не только службу. Пару раз она самостоятельно харчилась в наших запасах, пользуясь нашим отсутствием, и кроме того попыталась спереть мою миску с остатками макарон. 

Утро нас встретило ярким весенним солнцем и немного усилившимся ветром, который чуть не сдул опустевшую палатку с обрыва. После утреннего чая решаем, что ехать далеко, а кроме того в замке багажника застрял ключ и нам придется заезжать в Тихвин, в автосервис. Значит надо собираться и выезжать.

 

Перед отъездом

 

Пока Максус ходил отдавать лопату, к нам подошел еще один местный житель вооруженный палкой вместе с внучком вооруженным самодельным луком. Решили расспросить и его. На удивление он выдал много ценной информации. Действительно были разработки. Один из входов находился несколько дальше от наших раскопов. Эта разработка была самой последней. Была к ней и дорога в виде карниза. У самой воды есть остатки дамбы предохраняющей разрабатываемый берег от размывания. На вопрос о размерах говорит, что шли они под деревню, к дороге, один ход был к ныне не существующей церкви (куда ж без хода к церкви, ОЗС однако). Говорит приезжали тут недавно, бурили, пытались вход найти. Спрашивает: «Не мы ли это были?». Увы, наши спелестологи на поиск пещер на буровых не ездят. Еще рассказывает, что и на другом берегу были пещеры, но маленькие – песок там плохой.

 

Радующий нас дедок

 

В общем порадовал нас дедок. Окрепла наша уверенность. Но время не ждет. Сложив вещи и выехав с поля на асфальт мы кинули последний взгляд на холм, под которым скрываются неведомый лабиринт, и каждый в душе пообещал вернуться сюда еще раз.

Обратный путь до перекрестка С-Пб-Тихвин-Вологда-Ганьково благодаря светлому времени суток был проделан со средней скоростью в 90-100 км/ч. Дорога конечно кривовата, и местами раздолбана, но зато и не запружена встречными машинами. Для фотографии на память, я попросил Катерину остановиться около перекрестка, чтобы сфотографировать установленный на нем памятник в виде самолета.

 

Тот самый самолет...

 

Вот тут то мы и выяснили, что едем мы без тормозов. Удачно я захотел сделать кадр. Иначе мы могли бы узнать об этом несколько в другом месте – например в канаве. Как показал осмотр в частном автосервисе – амортизатор, сломавшись пополам, осколками нижней части перебил тормозной шланг. Весело, ничего не скажешь.

 

Ищем тормоза

 

Проторчав в Тихвине около часа, мы наконец отправились домой. Результат - 660 км. на спидометре и твердая уверенность, что пещеры на Паше есть!

 

Малахов Сергей (Мазай)

20-22  Апреля 2001 года.

Немного пейзажей...

 

Вид на Макарьино

Вид на Фальково

Эх дороги...

Закат над Фальково

Одно из обнажений

...

Не густо...

Река Паша

Вид сверху

Чарующие склоны